Как родился настоящий Змей Горыныч.

Вас никогда не интересовал вопрос о том, откуда взялся в народном фольклоре такой персонаж как трехглавый змей, он же - Горыныч? Согласитесь, очень заманчиво предположить, что  народная память сохранила ниточку к динозавроподобному существу. И в подтверждение найти прототип, живущий на земле по сию пору. Вот, как на фотографии:



Покровы тайны, как оказалось, сняты и довольно давно - в начале двадцатого века советским ученым Владимиром Яковлевичем Проппом.

Оригинал взят у herbarium2013 в Сказка ложь, да в ней намёк-3. Змей Горыныч: филантроп, деспот, мировое зло


В своих предыдущих постах я пытался донести до читателей, что сказка является динамичным, живым организмом, который изменяется со временем под влиянием человека, но и сама изменяет его, обладая поразительной преобразующей способностью. Способность эта – родовое качество сказки, доставшееся ей от её предка, мифа, который играл важнейшую роль регулятора древнего общества.

Сегодня я хочу показать, как видоизменялись основные персонажи сказки. Все они вышли из мифа, как и сама сказка, но покинув территорию сакрального, стали терять былые функции, атрибуты; менять амплуа.

Так как в прошлом своём посте я разбирал мотив змееборства, то предлагаю вам сейчас проследить вместе со мной видоизменения образа Змея.

***

Образ Змея – один из сложнейших сказочных образов. Когда мы сталкиваемся со Змеем в сказке (и здесь нельзя не отметить, что именно в русской народной сказке чаще всего нам встречается Змей), главной особенностью этого образа, которая сразу бросается в глаза, является его поразительная непроработанность его облика, да и всего этого образа в целом. Он обозначен всего несколькими чертами, он словно карандашный набросок к полноценной картине, однако это не сопоставимо с той ролью, которую он играет в сказке.

Что мы можем с точностью утверждать про сказочного Змея? Прежде всего – многоголовость. Число голов, обычно, кратно трём. Затем – способность к полёту. Вот, собственно, и всё. Змей дышит огнём, угрожает проглотить вышедшего на бой с ним Героя, хотя никогда эти угрозы не воплощаются в жизнь. Иногда он и вовсе воплощён в виде могучего злодея, обладающего волшебными силами, но человекоподобного (Тугарин-Змей из былин).

По всей видимости, такое положение дел является следствием непонятности для позднейших рассказчиков сказки данного образа. Они деформируют его для придания сказке логичности.
Относительно облика Змея нужно сказать ещё и то, что классическую форму, форму крылатой рептилии, он приобретает сравнительно поздно, на лубочных картинках, рисунках в книгах и проч. Сказка никогда почти не утверждает этого. Поэтому, нужно признать, что называя Змея «Змеем», мы всего лишь упрощаем себе задачу поименования данного действующего лица сказки и мифа, фактический образ его имеет мало схожего с обличием змеи или ящерицы. Змей – химерическое существо, т.е. он механически сочетает в себе части тел различных животных. Иногда Змей в сказке замещается просто Чудищем. Сама Химера, другие мифические и сказочные чудовища – это тот же самый Змей, только описанный на более ранних стадиях формирования образа. Однако, при всей многоликости, Змей в сказке всегда выполняет одни и те же функции.



***

Чем же занимается Змей в сказках? Первое – похищением девиц. Похищение девицы Змеем – часто встречающееся начало сказки. Второе – Змей выступает в виде грозной силы, обложившей данью сказочный город или царство. Характерно, что в виде дани Змей опять-таки требует девиц. Третье – Змей является стражем границы (речка Смородинка, Калинов мост и битва героя со Змеем на этом мосту). В роли сторожа Змей особенно часто угрожает проглотить Героя («конь - на обед, молодец - на ужин»).

Связь Змея с девицами, мотивы поборов со стороны Змея мы уже разбирали в предыдущем посте.
Теперь я предлагаю рассмотреть третью функцию Змея – функцию стража некоторого рубежа, стража, грозящего Герою проглотить его. Скорее всего, данная функция является древнейшей функцией Змея. Сказка здесь сохраняет воспоминания о самых первых мифах, возникших ещё у первобытных людей. Именно стражем границы, границы между двумя мирами: миром живых и миром мёртвых, миром духов, божественным миром, первоначально являлся Змей. Нужно отдавать себе отчёт, что рассуждая о Змее-страже как о главной ипостаси Змея, мы погружаемся в глубочайшую древность, в период тотемических верований первых людей. Конечно же, на этом этапе нельзя рассуждать ещё о Змее, Змея ещё нет даже в виде химерической твари. Здесь нужно говорить об тотемном первопредек, животном-пращуре, мифическом основателе первобытного рода. Сказочный Змей наследует функцию сторожа у этого предка.

Неискажённые представления о той эпохе сохранились в мифах и легендах народов Океании, Австралии, отчасти – Америки. У племён, населяющих данные территории, встречаются рассказы о церемониях, имеющих древние корни и проводящихся с участием мальчиков этих общин в не столь ещё далёком прошлом. Основой этого ритуала было обрядовое (небуквальное) поглощение мальчика ритуальной фигурой мифического первопредка (впоследствии заменённого Змеем). Мальчик «поглощался» Змеем, чтобы обрести магическую силу, необходимую для успешной охоты, а затем извергался обратно в мир людей, становясь полноценным охотником. Священного Змея олицетворяли в этом ритуале постройки, возводимые либо членами племени, либо самими мальчиками. Они имели конструкцию, напоминающую внешний вид тотемного предка, который считался родоначальником того или иного племени, были соответствующим образом раскрашены. Часто, особенно в Австралии, это и в самом деле была змея.



Попадая внутрь Змея, мальчик переносился в иной мир (как его не назови: мир духов, мир мёртвых, божественный мир). Там он обретал все знания, нужные ему для выживания в мире людей. Как нам с вами уже известно, главным знанием были не особенности повадок животных, не умение мастерить орудия охоты, а мифы, пляски, песни, без которых всё материальное оснащение и прикладные навыки были бесполезны. Затем мальчик извергался Змеем, пройдя его насквозь, и оказывался в мире людей. После этого он приобретал новое качество – он становился охотником-добытчиком, полноправным мужчиной, готовым завести семью. Такие церемонии по сути своей являлись обрядом посвящения, введения во взрослую жизнь. Так первопредок, впоследствии ставший Змеем, «порождал» нового человека, полноправного члена первобытной общины.



Мы можем утверждать, что на самом деле мальчик просто перенимал все сакральные знания своего племени у старейшин, у распорядителя обряда, которые присутствовали вместе с ним в упомянутых постройках. Он находился под воздействием сильнодействующих наркотических, галлюциногенных снадобий и никуда не перемещался пространственно, ничего не видел, кроме порождений своего изменённого сознания, но в представлении древних людей он именно что переносился на тот свет и возвращался обратно. В это верили эти люди, для них это было также реально, как электричество или двигатель внутреннего сгорания реальны для нас.

***

Именно из этой отправной точки начинается развитие образа Змея. Постепенно, роль охоты в жизни людей ослабевает, появляются новые способы добывания пищи. Сообразно этому расширяются и функции Змея. Он уже не просто сообщает знания, необходимые для добычи зверя или птицы, он обучает члена древнего сообщества всему, что знает племя: обработать и засеять поле; добыть из руды металл; вылепить горшок; соткать полотно и проч. Главнейшей функцией на этом этапе является функция обеспечения плодородия. Попадание человека внутрь Змея (проглатывание Змеем) ещё воспринимается как благо, без него ещё невозможно обретение необходимого священного знания. На этом же этапе возникает, собственно, Змей, а животное-предок уходит на периферию мифологического сознания древних, вместе с исключительной важностью охоты.



Однако, со временем человек всё больше понимает значимость именно своей деятельности в получении материальных благ. Он осознаёт, что именно его трудом добывается урожай, именно его мастерством получены орудия, одежда, украшения и проч. Тем не менее, он всё ещё находится во власти мифа, его сознание всё ещё мифологично. Поэтому, он не отказывается от сакрального гаранта, обеспечивающего успех всех его начинаний, он только заменяет зверя человеком – так появляются человекоподобные новые боги, а зооморфные, нередко уже химерические, духи отходят на второй план. Они либо становятся атрибутами новых богов (орёл Зевса, сова Афины и проч.), либо меняют своё амплуа, становясь из благодетелей злодеями (химера, мантикора, а т.ж. иные чудища – пример такого изменения). Мы уже разбирали, как благой Хозяин Вод становится зловредным драконом. С изменением амплуа, процедура поглощения Змеем начинает восприниматься негативно, её стараются избежать, т.к. она не несёт «полезной нагрузки»: антропоморфные боги помогают человеку, они посылают ему необходимые знания и всяческие блага, а не Змей. Налицо обращение древнего мифического мотива – изначально позитивное теперь мыслится как страшное, ненужное.



Чем дальше идёт развитие человека, тем меньше остаётся в его жизни сфер, в которых старые боги (в т.ч. Змей) могут исполнять полезные по мнению мифологически мыслящего человека функции. Последней такой функцией является функция стража границы между миром живых и мёртвых. Примером Змея, исполняющего такую роль, является античный Цербер. Он хотя и предстаёт перед нами в облике трёхголового пса со змеёй вместо хвоста, но всё же, это наш старый знакомый: химерический вид (сочетание собаки и змеи), трёхголовость, двусторонность – головы спереди и сзади – всё это выдаёт в нём его суть, отражает на уровне внешнего вида функции связующего звена между мирами. Цербер опасен, он демоничен, однако он ещё приносит пользу древнему человеку: он сторожит мир мёртвых, не допуская проникновения вредоносных духов с того света в мир людей. Примечательно, что образ Цербера уже не предполагает поглощения. Древний человек ещё опасается того, что Цербер может проглотить, но тот уже никогда не осуществляет этого. Он опасен для мёртвых, стремящихся в мир живых, а живые, переходящие в мир мёртвых, его не интересуют.



В конце концов, все положительные функции начинают исполнять новые божества. Змей теперь только лишь вредоносное создание, хотя он и живёт теперь на небе. Он не утратил силу повелевать водой, но теперь он влияет на небесную влагу, дожди, и всегда негативно: он «замыкает» дождь, только победив Змея можно добиться ливня.

Ещё одной функцией нового, небесного Змея является поглощение солнца. Именно его козням приписывают солнечные затмения; он, согласно верованиям, каждый вечер старается уничтожить дневное светило, но всегда его предприятия оборачиваются крахом. На данном этапе Змей окончательно утрачивает всё позитивное содержание, теперь он только злокозненный вредитель, представитель, а иногда и главное олицетворение сил Зла. Он всё ещё грозит человеку поглощением, но этот мотив мифа теперь окончательно искажён: так, древенеегипетский змей Апоп караулит души умерших на пути в царство мёртвых. Грешники будут проглочены Апопом, не достигнув загробного мира. Таким образом, поглощение из главного средства достижения иного мира превращается в главное препятствие на его пути.



***

Итак, мы можем выделить некоторые этапы в эволюции (или лучше будет сказать – в инволюции?) образа Змея. Примечательно, что представления о Змее зависят не только от развития средств производства и видов хозяйственной деятельности, но и от освоения древним человеком земного пространства:
- «Стационарный» Змей, проживающий в ближнем лесу. Это ещё, собственно, не Змей, а предок-животное. Соответствует наидревнейшему обществу лесных охотников, живущих изолированно в чаще леса.
- «Мобильный» Змей, представленный нередко гигантской рыбой, который перемещается на значительные пространства. Соответствует формированию представлений о пространстве, выхода из изоляции, ослабеванию значения охоты в жизни человека. Этот Змей - Хозяин вод.
- «Поздемный» Змей, мыслящийся жителем и стражем подземного царства мёртвых.
- «Небесный» Змей, обитатель неба, связанный с солнцем, дождём. Функция поглощения уже чисто негативная: Змей часто стремится поглотить солнце; душу умершего человека. Также он «запирает» дождь, осуществляя свою власть над водами, но исключительно во вред людям. Соответствует эпохе развитого земледелия, государственности.

Именно после переселения на небо Змей обретает свои важнейшие атрибуты: летучесть, которая свойственна всем представителям небесного царства; огненность (всё, что помещено на небо, хорошее или плохое, в представлении древних связано с огнём, золотом). При этом он сохраняет свои прежние атрибуты: он всё также является химерой (даже позднейший сказочный дракон не просто рептилия, он сочетание птицы и змеи), он всё время норовит поглотить солнце, он остаётся властителем вод, пусть и применяет свою власть лишь во вред. Именно эту, конечную, стадию развития Змея и отражает в полной мере сказка.



Сказка – древняя форма устного народного творчества. Поэтому она лучше сохраняет первоначальные, исходные формы мифических образов. В эпосе, который моложе сказки, эти образы видоизменяются, иногда до неузнаваемости. Так, Тугарин-Змей – это всё тот же Змей, только по-новому осмысленный. Впрочем, и в самой сказке, в наипозднейших её вариантах, происходит замещение Змея другими представителями зловредных сил: чертями, чудищами и проч.
Этим далеко не исчерпан весь образ Змея. Для лучшего понимания его я рекомендую ознакомиться с книгой В.Я. Проппа «Исторические корни волшебной сказки», на основе которой и создан пост.

***

Сказочный Змей родом из самых древних мифов. Вместе с религиозными представлениями людей этот образ видоизменялся, теряя прежнее, благое наполнение, получая новое, вредоносное. Эти видоизменения маркируют рвущиеся связи между человеком и Природой, осознание человеком своей личности, индивидуальности; своей непохожести на животных, несводимости к природному царству. Былые благодетели, связывающие развитие человека, стоящие у него на пути, становятся злодеями, их власть тяготит человеческие сообщества и, в конце концов, наступает время, когда она окончательно исчезает. Змей побеждён человекоподобным Богом, а впоследствии – и Героем, имеющим прямое происхождение из рода людей. Так человек закрепляет на идеологическом уровне свершившиеся революционные преобразования своей жизни.

promo step_bg february 3, 2015 11:32 27
Buy for 30 tokens
МАВЗОЛЕЙ м. греч. великолепный надгробный памятник, голубец, намогильник. [т.сл. В.Даля ] Мавзолей (лат. mausoleum, от греческого Mausoléion), монументальное погребальное сооружение. Назван по гробнице карийского царя Мавсола (умер в середине 4 века до н. э.) в городе [БСЭ]. С древних…
пертурбация
Столь обильное множество образов перетекающие из одного в другой под влиянием истории.
Серьёзный такой труд, и как вариант очень интересен. Спасибо.
Если будет совсем интересно, то можете ознакомиться с книгой Проппа "Исторические корни волшебной сказки", по материалу которой и написана эта статья. Там еще очень интересные откровения про происхождение спящей красавицы)
Интересно, а если еще и про спящую красавицу - срочно читаем Проппа
Я очень надеюсь, что автор продолжит серию своих публикаций и замолвит словечко за спящую красавицу)
Мое дело скромное.
Спасибо автору заметки и Проппу!
Сказка вообще довольно интересная тема.
Тем более - с такими подробностями!
Благодарю автора.